Если долго рассматривать карту Грузии, то в самом ее низу, вдали от основных путей, можно разглядеть маленькую, ничего интересного не предвещающую точку с подписью «Вардзиа». А если поинтересоваться у всезнающего интернета, окажется, что карта обманывает вдвойне: во-первых, населенного пункта с таким названием давно не существует, а во-вторых, интересного там — все.

Начиная с долгой дороги, где маковые поля сменяются лесистыми холмами, серпантин дороги вторит крутым изгибам горных рек, а развалины средневековых цитаделей рифмуются с неровностями скал; и заканчивая конечной целью пути — грандиозным пещерным комплексом Вардзиа.

Тихая монашеская обитель, пристанище царей в лихие годы, несокрушимая крепость и тайная военная застава — это все Вардзиа, одна из самых ярких достопримечательностей Грузии.

«Преодолев внешних неприятелей, царь Георгий обратил все попечения свои на устроение благоденствия иверцев внутри своих владений и на восстановление прочной тишины и спокойствия своих подданных», — пишет в своей «Истории Грузии» Давид Багратиони. Одним из этих «попечений» было строительство Вардзиа, начавшееся в 50-е гг. XII века. На протяжении десятилетий вгрызались люди в отвесную скалу над Курой, превращая ее в многоэтажный, скрытый от посторонних глаз город с многочисленными залами, кельями, лестницами, длинными переходами и тайными выходами наружу.

Георгий III вошел в историю как царь, который начал сложное дело объединения Грузии. Именно он принялся последовательно и успешно отвоевывать ранее захваченные врагами грузинские земли. Заботился он и о процветании своих подданных. Однако этому выдающемуся царю не хватило времени, чтобы закончить свои дела. В 1184 г. он скончался, оставив строительство пещерного комплекса Вардзиа в самом разгаре.

Но великие люди еще при жизни заботятся о том, чтобы дела их продолжались на этой земле и после их смерти. У Георгия III не было сыновей, и трон должен был достаться кому-то из его племянников. Однако, царь нашел в себе силы и смелость пойти против многовековых традиций, и оставить трон своей дочери — Тамаре. И это решение царя оказалось самым мудрым за все его правление.

Тамара не только завершила строительство Вардзиа, но и продолжила дело объединения государства. Во времена ее правления Грузия пережила свой «золотой век»: была значительно расширена территория страны, во множестве строились сохранившиеся до наших времен храмы, процветали искусства. Кстати, поэму «Витязь в тигровой шкуре» — самый известный памятник грузинской литературы — Шота Руставели посвятил именно своей царице.

Тамара была противником телесных наказаний, она не отдала ни одного распоряжения о смертной казни. Царица была не только умна и образована, о ее красоте слагали стихи и легенды, а по ареалу обитания просивших ее руки можно было изучать тогдашнюю географию.

За свои заслуги перед страной Тамара была причислена к лику святых, ее изображения встречаются не только на древних храмовых фресках, но и на вполне современных грузинских деньгах. И сегодня грузины говорят о ней с любовью и уважением и ставят в один ряд со своими главными святыми — Георгием и Нино.

Никогда, по заверениям грузинских историков, страна, тогда именовавшаяся Иберией, не достигала такого расцвета. Но, вот она, историческая несправедливость — Тамара была единственным грузинским правителем женского пола. Да и называли ее не царицей, а царем. Как стыдно сейчас патриархальным грузинам сидеть за столом под предводительством женщины-тамады, так, видимо, стыдно и тогда было процветать под управлением царицы.

Но вернемся к нашим пещерам. Строительство Вардзиа продолжалось полвека и закончилось в 1205 г. В отличие от Уплисцихе, о котором я писала ранее, Вардзиа не имела искусственных укреплений. Крепостной стеной служила скала, внутри которой был надежно укрыт от чужих глаз город-монастырь.

Однако укрывались здесь не только смиренные монахи. Близость к турецкой границе, стратегически выгодное расположение над узким ущельем и неприступность Вардзиа сделали ее форпостом обороны от набегов. Сотни воинов были готовы в любой момент покинуть крепость через тайные выходы и внезапной атакой обратить врага в бегство.

Но ничто не вечно, в конце XIII века пала и эта крепость. Причем, пала в прямом смысле слова. Покорили Вардзиа не вражеские силы, а куда более мощные — силы природы. Во время сильного землетрясения от скалы откололся огромный пласт породы, обнажив большую часть внутренних помещений, а многие и вовсе разрушив. Скрытыми в толще камня остались лишь несколько внутренних переходов и залов, в одном из которых до сих пор снабжает монахов водой чистый холодный источник.

Вардзиа перестала быть крепостью, оставаясь монашеской обителью до середины XVI века, когда монастырь был захвачен персами. Следом за персами в Вардзиа вторглись турки, по разрушительной силе практически сравнявшиеся с постигшим монастырь ранее природным катаклизмом. Разрушив монастырь, турки забрали все, что представляло хоть какую-то ценность. То же, что ценности не представляло, захватчики попросту сожгли прямо под сводами главного храма. И уж точно у турок не было никаких поводов щадить служителей чуждой веры — монахи сгорели в том же костре.

Но — пути господни неисповедимы. Дым этих жутких пожарищ закоптил уникальные фрески храма Успения Богородицы, и слой копоти надежно укрыл их на долгие века. Они оказались одинаково хорошо защищены как от сырости, так и от вандалов. Когда южная часть Грузии была освобождена от турок в первой половине XIX века, монахи вернулись в Вардзиа, очистили храмовые фрески от копоти и возобновили монастырскую жизнь, неспешно текущую здесь и поныне.

Но и сегодня бывшая крепость не находится в безопасности. Не жаждут покорить неприступный каменный склон персидские или турецкие воины. Нынешний враг даже опасней разбушевавшейся в XIII веке стихии, и имя ему — Время. Порода, в которой высечен монастырь, постепенно трескается и расслаивается, грозя утащить за собой в Куру последние свидетельства былого величия крепости-монастыря Вардзиа.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here